Древо Жизни

Как семья превратила свой дом в частный пансионат для пожилых людей
Мы — семья Радченко.
Мы — семья Радченко
В 2015-м году мы перестроили свой коттедж в пансионат для пожилых людей.

С тех пор мы совместно работаем ради того, чтобы бабушки и дедушки с возрастными заболеваниями могли радоваться, общаться и жить активной полноценной жизнью.


В 2015-м году мы перестроили свой коттедж в пансионат для пожилых людей.
С тех пор мы совместно работаем ради того, чтобы бабушки и дедушки с возрастными заболеваниями могли радоваться, общаться и жить активной полноценной жизнью.


В 2015-м году мы перестроили свой коттедж в пансионат для пожилых людей.
С тех пор мы совместно работаем ради того, чтобы бабушки и дедушки с возрастными заболеваниями могли радоваться, общаться и жить активной полноценной жизнью.
Жизнь изменилась, когда нашей бабушке диагностировали болезнь Альцгеймера
Жизнь изменилась, когда нашей бабушке диагностировали болезнь Альцгеймера
Бабушке было 75 лет. Болезнь сопровождалась галлюцинациями: ей постоянно казалось, что её грабят и, временами, она общалась с давно умершими родственниками. Стало опасно оставлять её одну в квартире: она часто забывала выключить плиту, терялась в знакомом пространстве, плохо узнавала людей.

Государственные дома ветеранов были переполнены, к тому же условия в них были ужасными, а частных учреждений подобного формата в 2012-м году еще не было. Поэтому мы решили ухаживать за бабушкой самостоятельно.
Сначала мы наняли сиделку, но та, получив оплату, скрылась в неизвестном направлении (прихватив бабушкину пенсию). Тогда мы перевезли бабушку к нам в коттедж и ухаживали за ней два года.


Однажды утром, в октябре 2014-го, бабушка пропала. Её не было ни дома, ни во дворе, ни даже на улице.
Бабушке было 75 лет. Болезнь сопровождалась галлюцинациями: ей постоянно казалось, что её грабят и, временами, она общалась с давно умершими родственниками. Стало опасно оставлять её одну в квартире: она часто забывала выключить плиту, терялась в знакомом пространстве, плохо узнавала людей.

Государственные дома ветеранов были переполнены, к тому же условия в них были ужасными, а частных учреждений подобного формата в 2012-м году еще не было. Поэтому мы решили ухаживать за бабушкой самостоятельно.
Сначала мы наняли сиделку, но та, получив оплату, скрылась в неизвестном направлении (прихватив бабушкину пенсию). Тогда мы перевезли бабушку к нам в коттедж и ухаживали за ней два года.

Однажды утром, в октябре 2014-го, бабушка пропала. Её не было ни дома, ни во дворе, ни даже на улице.
Бабушке было 75 лет. Болезнь сопровождалась галлюцинациями: ей постоянно казалось, что её грабят и, временами, она общалась с давно умершими родственниками. Стало опасно оставлять её одну в квартире: она часто забывала выключить плиту, терялась в знакомом пространстве, плохо узнавала людей.

Государственные дома ветеранов были переполнены, к тому же условия в них были ужасными, а частных учреждений подобного формата в 2012-м году еще не было. Поэтому мы решили ухаживать за бабушкой самостоятельно.
Сначала мы наняли сиделку, но та, получив оплату, скрылась в неизвестном направлении (прихватив бабушкину пенсию). Тогда мы перевезли бабушку к нам в коттедж и ухаживали за ней два года.

Однажды утром, в октябре 2014-го, бабушка пропала. Её не было ни дома, ни во дворе, ни даже на улице.
Как мы узнали на следующий день, бабушка, в свои 77 лет, перелезла через забор и убежала. Сложно понять мотивы человека с таким заболеванием. Возможно, она что-то увидела или услышала.
К сожалению, когда мы её нашли, она была уже мертва.
Как мы узнали на следующий день, бабушка, в свои 77 лет, перелезла через забор и убежала. Сложно понять мотивы человека с таким заболеванием. Возможно, она что-то увидела или услышала.
К сожалению, когда мы её нашли, она была уже мертва.
Как мы узнали позднее, бабушка, в свои 77 лет, перелезла через забор и убежала. Сложно понять мотивы человека с таким заболеванием. Возможно, она что-то увидела или услышала. К сожалению, когда мы её нашли, она была уже мертва.
Случаи, как с нашей бабушкой, не должны повторяться
Случаи, как с нашей бабушкой, не должны повторяться
Мы нашли неравнодушных людей, которые разбираются в гериатрии и геронтологии, которые помогли устроить нам частный пансионат.

Для старта проекта требовались большие деньги. Мы взяли несколько кредитов и переоборудовали родной коттедж, в котором выросли наши дети, в специализированный центр для пожилых людей: перестроили санузлы, добавили пандусы, прикрепили поручни, приобрели ступенькоход, установили профессиональную пожарную сигнализацию, окружили участок высоким забором и провели видеонаблюдение, наняли сотрудников со специальной подготовкой и заключили договор с частной медицинской клиникой.
1-го сентября 2015-го года мы открыли свой первый пансионат для пожилых людей, страдающих деменцией, и назвали его «Древо Жизни»


Сейчас у нас уже два пансионата на 75 человек.
Пансионаты находятся в собственности у семьи, поэтому наши постояльцы и их родственники могут не опасаться внезапного повышения цен из-за финансовых кризисов, пандемии или других форс-мажорных обстоятельств.
Мы нашли неравнодушных людей, которые разбираются в гериатрии и геронтологии, которые помогли устроить нам частный пансионат.

Для старта проекта требовались большие деньги. Мы взяли несколько кредитов и переоборудовали родной коттедж, в котором выросли наши дети, в специализированный центр для пожилых людей: перестроили санузлы, добавили пандусы, поручни, ступенькоход. Окружили участок высоким забором и провели видеонаблюдение. Наняли сиделок со специальной подготовкой и заключили договор с частной клиникой.
1-го сентября 2015-го года мы открыли свой первый пансионат для пожилых людей, страдающих деменцией, и назвали его «Древо Жизни»

Сейчас у нас уже два пансионата на 75 человек.
Пансионаты находятся в собственности у семьи, поэтому наши постояльцы и их родственники могут не опасаться внезапного повышения цен из-за финансовых кризисов, пандемии или других форс-мажорных обстоятельств.
Мы нашли неравнодушных людей, которые разбираются в гериатрии и геронтологии, которые помогли устроить нам частный пансионат.

Для старта проекта требовались большие деньги. Мы взяли несколько кредитов и переоборудовали родной коттедж, в котором выросли наши дети, в специализированный центр для пожилых людей: перестроили санузлы, добавили пандусы, поручни, ступенькоход. Окружили участок высоким забором и провели видеонаблюдение. Наняли сиделок со специальной подготовкой и заключили договор с частной клиникой.
1-го сентября 2015-го года мы открыли свой первый пансионат для пожилых людей, страдающих деменцией, и назвали его «Древо Жизни»

Сейчас у нас уже два пансионата на 75 человек. Пансионаты находятся в собственности у семьи, поэтому наши постояльцы и их родственники могут не опасаться внезапного повышения цен из-за финансовых кризисов, пандемии или других форс-мажорных обстоятельств.
«Древо Жизни» для нас не просто бизнес с социальной направленностью.
Это и есть наша жизнь
«Древо Жизни» для нас не просто бизнес с социальной направленностью.
Это и есть наша жизнь

«Древо Жизни» для нас не просто бизнес с социальной направленностью.
Это и есть наша жизнь

«Древо Жизни» для нас
не просто бизнес с социальной направленностью.
Это и есть наша жизнь
Приезжайте к нам в гости!
Приезжайте к нам в гости!
г. Зеленоград
Московская область, Солнечногорский район, деревня Николо-Черкизово, улица Лесная, дом 4, (13 км от МКАД)

GPS: 55.908549,37.194444

г. Дедовск
Московская область, Истринский район, город Дедовск, улица Красная, дом 15 (13 км от МКАД)

GPS: 55.867 923,37.124 503
2020 © Все права защищены
Left
Right